ЗАСЫПАЕТ
Персональный выставочный проект о грёзах, снегах и смерти
Художник Александра Мельникова
Куратор Герман Преображенский

Контора Пароходства, г. Тюмень
Март – Сентябрь 2020
Эта выставка прочерчивает векторы для понимания себя сразу в несколько сторон, изначально ускользая от одномерной трактовки: Кажется, что это проект о сельской жизни, о судьбе художника в российской глубинке. С чем он имеет дело, с какими материалами и образами вступает в коммуникацию? Где черпает вдохновение? Деревня с одной стороны предлагает цикличную временность, монотонность событий и встреч, а с другой — достаточно богатые и разнородные сорта вещей, близость к природе, первозданным приметам человеческого быта.
Искусство изначально сродственно природе и в ней черпает свою материю. В деревне взгляд художника настраивается на неторопливость. И в то же время, мы оказываемся вдруг слишком близко к вещам, вещам не одномерно-городским, быстрым и легко заменимым другими; но к вещам, сохранившим память. В деревне мы оказываемся заново сомкнуты с миром, имеющим историю, хранящим ценность пережитого опыта, следы давно ушедшего.
Читать далее
С другой стороны, это проект о жизни и смерти, он рассказывает индивидуальную историю — историю пожилой женщины, жившей и умершей в деревне. Став свидетелем последних дней своей родственницы, Александра рассказывает о пережитом опыте, используя амбивалентную образность снега и сна. Засыпает одновременно и природа, припорошенная снегом, засыпает и человек, отживший свое, обретший тихое умение переходить по нескольку раз за день по ту сторону жизни и вновь возвращаться назад.

В смысле персональной истории, это мистический проект, визионерский. Правильно сконструированные художественные агрегаты приносят нам весть с той стороны жизни, которая, по сути, всегда и была ее частью, просто мы этого не замечали. Искусство дает нам право увидеть и почувствовать свое родство с этим пределом.

Конечно, это выставка о природе, вновь открываемой человеком. Но при этом художнику удается удерживаться на дистанции, не впадая в ложный пафос: видеть в происходящей окружающей, почти ритуальной смене времен года, прежде всего формальный смысл. Ведь кроме поверхностного очарования обнаженная природа хранит посыл о том, что мы ей в общем-то ни к чему. Точно так же будет обновляться лес и поле, по-прежнему будут сиять своим светом глади озер и так же, как тысячи и тысячи лет назад, укроет по осени землю снег, и все уснет. Природу настигнет её собственный тяжелый сон. Что это — кошмар или нега, радость или глубоко скрытое внутри беспокойство становления и несамотождественности?
Специальный жанр — инсталляция — позволяет нам заглянуть в этот нечеловеческий сон природы и одновременно дает нам сам факт сверхчеловеческого зрения, равнодушного к любому присутствию и оценке.

И, наконец, этот проект о самой провинции и месте в ней человека, особенном типе временности и оставленности, специфической форме судьбы, не сохраняющей следа. Судьбе, обнуляющей любые вложенные ресурсы, родственнице заброшенности, максимально превосходящей своей равнодушной мощью любое человеческое присутствие. Здесь каждое вложенное усилие тщетно, мы упираемся в свое присутствие, живем, желаем совершить что-то запоминающееся и важное, но все заносит снегом. Все наше следы сходят по весне, любой наш голос тает в тиши леса. Что остается от нас? Зачем мы живем так долго? И почему мы все равно, где-то в тишине собственного, в общем-то знаем, что все уйдет, останется только небо. И мы стремимся просто быть частью чего-то большего, к чему мы никогда не сможем быть до конца причастны.

Выставочный проект содержит как классические экспозиционные формы искусства — холсты, живопись, графику, так и справедливо дополняющие их видео и фото — простые медиа. Важным самостоятельным элементом экспозиции стали инсталляции — сено и керамика, ткани и железо, простые вещи, обращенные к зрителю.


Герман Преображенский, куратор выставки:
1. НАЧАЛО:
ИССЛЕДОВАНИЕ МЕСТНОСТИ


Акварельные зарисовки соседских домов, А4,
село Нариманова Тюменской области

«Ба не ходила, болела, зубов не было, деменция, всегда нужно быть дома, присматривать, но можно прогуляться вокруг дома по селу, пока она спит. Так удалось отфотографировать все дома села и за обедом делать акварельные зарисовки. Хотелось нарисовать все, около 200 домов, сделать карту местности. С этого началось путешествие длиною в год, которое после переезда из Москвы первый месяц воспринималось непросто. Но оказалось спасением, взаперти работа пошла, потому что критические условия или потому что Ба дарила эту безусловную любовь и ощущение нужности, ты нужен человеку, ему нужна твоя любовь, забота и терпение, и ты можешь это дать, это легко. «Доча, что рисуешь? Аа, голова»
Photo by Jacob
2. ТРАНСФОРМАЦИЯ ЛИЧНЫХ ИСТОРИЙ

графика, живопись, вышивка, фото


«Однажды летом на утренней пробежке, я встретила семью волчат, они бежали впереди меня и постоянно оглядывались, они что-то включили внутри меня, я и теперь всегда рисую собако-волка, это символ того чувства, чувства жизни. Их было трое, на рассвете мне показалось, как будто это мой отец с родителями, их уже нет, но они все равно есть, они остаются в твоих венах, ощущаешь их незримое присутствие, поддержку.»

«Ба лежала несколько дней (в агонии, наверное), перед тем, как уйти в вечный сон, засыпает, я ей читала письма ее друзей и семьи, делала зарисовки, она как будто молодела, отлетала от плоти, а эти бабочки и цветы на постельном окутывали, поглощали...»

«Когда уже Ба не стало, мы гуляли по полям и сельским дорогам, очень хотелось из дома теперь всегда выходить и посмотреть, что же кругом, прочувствовать село, нашли труп животного, он лежал слегка засыпанный снегом, конец октября, засыпает... Нарвали травы в поле, на следующий день нашли череп коровы, который валялся на дороге, ходили в лес, притаскивали оттуда корни, камни, мох, обломки деревьев, так родилась идея инсталляции, которую мы сделали через год для спецпроекта Владимира Селезнева на Уральской Биеннале в Тюмени «Смерть и формы её жизни». Смерть повсюду в деревне, как будто живешь в подземелье.»
3. СТРИТ АРТ СЕЛО

Документация
«Летом захотелось выходить на улицу, рисовала на фасаде дома, на заборах, на бане, на дверях гаража, а на следующее лето, когда не было обязательств заботы, выходили рисовать на заброшенных коровниках, на паутине в лесу, выезжали в город. На выставке выставлялись фотографии и документация сельско- го стрит арта. Подруга, куратор из Екатеринбрга, Алиса Сычева сказала: О, это же твоя Ба! И теперь розовая голова с золотым ореолом путешествует от стенки к стенке, и еще иногда тегает своё имя «Любовь», она родилась в ограниченных условиях в селе, но у нее теперь нет границ»
Видео Марат
Засыпает просыпается
Август 2020